логин:
пароль: 
 войти  регистрация
 
О6щие положения

Проект реализован при поддержке Российского гуманитарного научного фонда

При поддержке РГНФ - грант  № 08-04-12-124в

Информационно-поисковая система ОРОСС на базе электронной версии «Объяснительного русского орфографического словаря-справочника» (рук. С. А. Бешенков, исп. Е. В. Бешенкова, О. Е. Иванова)

Орфография как наука имеет собственный объект описания и собственные методы этого описания. Это проявляется, в частности, в том, что общепринятые лингвистические термины в орфографии могут иметь несколько иное значение, точнее, «наполнение» (см. ниже 1), что в орфографии есть также собственные понятия и термины, не используемые в других областях языкознания (см. 2), и что не всегда различение явлений, важное для других уровней описания языка, существенно для целей орфографического описания (см. 3). Применение правил в словаре к значительно более объемному материалу, выход за рамки привычных примеров, кочующих из одного справочника в другой, потребовали более-менее ясного осознания и принятия положения об иных содержательных границах ряда терминов. Поясним сказанное некоторыми рассуждениями.

1. Общепринятые лингвистические термины могут иметь в орфографии иное содержание. В частности, сложилась традиция значительно более «диахронического» понимания терминов корень, приставка, чем это принято в морфологии и словообразовании.

  • Так, выделение корня лаг/лож в словах предложение, предлагать, ложбина, корня мер/мир в замирать, корня дер/дир в придираться, пер/пир в препираться, твар/твор в растворить, растворимый, мак/мок в промокашка противоречит, например, данным «Словообразовательного словаря» А. Н. Тихонова. Тем не менее, все эти слова взяты из правил и упражнений при них.

 

Словарное описание в рамках ОРОССа предполагает использование всего языкового потенциала данных орфограмм, включая и неактуальные для синхронии словообразовательные и семантические связи слов. В большей мере выделение морфем в орфографии соотносится с их выделением в морфемных словарях. Вопрос о правомерности выделения той или иной исторической морфемы каждый раз решается заново. В неоднозначных случаях составители прибегают к формулировке «исторически выделяемый корень», «исторически выделяемая приставка» и т.д.

2. В орфографии есть собственные понятия и термины. Одним из таких понятий является понятие финали1. Именно оно работает в некоторых правилах, будучи обозначенным термином суффикс. Многие составители справочников практически прибегают к этому понятию, подразумевая его под формулировкой слова на... Другим способом является применение термина буквосочетание (напр., буквосочетание ИЧК). Использование термина суффикс в орфографии весьма противоречиво, но это связано не с большей диахроничностью орфографического описания, а с существом орфографического объекта.

Во-первых, в словообразовании и морфемике существует множество разногласий как в вопросах выделения суффиксов, так и в вопросах сведения суффиксальных морфов в морфемы. Сложности такого сведения и связанное с этим доказательство идентичности суффикса порождают большие трудности для орфографии, так как без представления об идентичности морфем невозможно применение проверки. Применение принципа проверки требует не только правильного выделения суффикса, но и правильного его отождествления с ударным суффиксом (то есть сведение морфов в морфемы, а эта задача, от которой отказываются и морфемные словари)2.

  • Например, для того, чтобы понять, можно ли проверять суффикс глагола суффиксом прилагательного в словах багрянеть (багряный), студенеть (студёный), пьянеть (пьяный), леденеть, окостенеть и др., надо доказать, что это один и тот же суффикс. Утверждение их идентичности содержится в «Русской грамматике» 1980 г. Но слова типа столбенеть не имеют соответствующих прилагательных, кроме того, на наш взгляд, нередко значение слова не позволяет говорить о производящем прилагательном: окостенеть не означает «стать костяным», а означает «стать как кость». Можно ли мы рассчитывать, что всякий пишущий будет искать - и найдет - точный суффикс? а ведь это определяет правомерность проверки.

 

Вообще применение принципа проверки в суффиксах значительно ограничено по сравнению с корнями: правописание суффиксов обычно дается по принципиально иной модели - нигде не приводится проверка и не оговаривается, рассматривается один и тот же суффикс (владелец - владелица) или два разных суффикса (капиталец - книжица), написание слова (француженка, петербурженка) часто не проверяется словом с тем же суффиксом под ударением (петербуржанка) и поэтому не считается исключением. Все это заставляет искать более адекватные способы формулирования правил.

Во-вторых, в справочниках по орфографии множество отклонений от того, как выделяются суффиксы в словообразовании.

  • Типичная формулировка справочников: «суффикс -ичк- пишется у сущ. ж. рода, образованных от основ на иц, ниц» (пуговичка, лестничка). Словообразовательные словари и словари морфем не выделяют суффикс -ичк-, а только суффиксы -иц-/-ич- и -к-.
  • В словаре-справочнике Н. В. Соловьева выделяется суффикс ‑ец­­‑ в слове отец (Соловьев, указ. соч.), в других справочниках то же касается и слов танец, беженец, владелец и др.

 

Эти «ошибки», с точки зрения словообразования и морфемики, столь частотны и не случайны, что заставляют орфографистов искать другие термины и другие понятия, работающие именно в орфографии.

В ОРОССе значительно расширен круг проблем, описываемых с помощью понятия финаль, которое в формульной части правила представлено формулировками типа слова на -атай/-ат(ый), слова на -ек/-ик, слова на -ен(ец)/-ин(ец), слова на -ение/-яние, слова на ‑ец()/‑иц(), слова на ‑ечк()/‑ичк(), слова на ‑инк(а)/‑енк(а)/-анк(а), слова на ‑овк(а)/‑авк(а), слова на -яниц(а), -яник / -ениц(а), -еник.

Сказанное означает, что составители ОРОССа стремились использовать понятие суффикса максимально корректно, точно. В ясных случаях говорится о выделении того или иного проверяемого или непроверяемого суффикса. В более сложных случаях идентификация суффикса либо констатируется, либо констатируется и обосновывается, иногда отмечаются возможные альтернативные трактовки.

3. Иногда в правилах по орфографии отражаются важные лингвистические различия, незначимые собственно для орфографии. Проиллюстрируем это на примере комплекса правил, касающихся написания сложных слов и сочетаний с приложением. Известно, что в лингвистике нет общепринятого определения приложения. Иногда в определение приложения вводят требование согласованности по падежу между определяемым и определением, т.е. к приложениям относят только склоняющееся в данном сочетании слово (красавица-дочь - род. п. красавицы-дочери). Иногда же это требование не включается в определение, тогда к приложениям относят и не склоняющиеся в данном сочетании существительные (чудо-богатырь - род. п. чудо-богатыря, бой-баба - род. п. бой-бабы). В известном справочнике среди сложных существительных приводятся примеры типа дом-музей, кафе-кондитерская, школа-интернат, вагон-выставка, вагон-ресторан, завод-автомат, село-усадьба, избушка-времянка [Кайдалова, Калинина 1983, с. 92]. В других пособиях эти единицы характеризуются как сочетания существительных с приложением [Валгина, Светлышева 1993, с. 61]. Таким образом, в орфографических справочниках один и тот же материал описывается то в разделе правописания сложных слов, то в разделе пунктуации. На самом деле для целей орфографического описания подобная непоследовательность может быть интерпретирована вполне позитивно. Оказывается, что для создания успешного, «работающего» алгоритма написания данное различение языковых явлений совсем неважно: существенно лишь то, что, независимо от синтаксической характеристики, единицы, состоящие из двух самостоятельно употребляющихся существительных, пишутся через дефис. Мы пишем с дефисом диван-кровать, джаз-клуб, жар-птица, икс-лучи, интернет-магазин, крем-пудра, пальто-пелерина, фронт-офис, шеф-повар, шоу-бизнес, не подвергая эти единицы синтаксическому анализу. Поэтому в предлагаемом ОРОССом правиле основной материал описан без учета понятий «сложное существительное» и «существительное с приложением» в качестве элементов, лежащих в основании выделения различных правил (последнее принято, например, в Правилах-2006 и нек. др.).


1Данный термин используется в грамматике, но с иным содержанием - «для обозначения существенных в морфонологическом отношении конечных фонем основы» [Русская грамматика 1980, с. 141].

2 «В Суффиксальной части словаря, как и в словаре префиксов, отсутствует сведение алломорфов в морфемы <...>, поскольку проблема сведения алломорфов в морфемы не имеет до сих пор однозначного решения».  А.И. Кузнецова, Т. Ф. Ефремова. Словарь морфем русского языка. М., 1986. С. 18.





 


Дизайн и система управляемых сайтов © МЦДИ «БИНЕК»  2008